Мамина любовь

Девять месяцев

Мамина любовь – от начала и без конца

Бескорыстная, жертвенная, самоотверженная, горячая, безусловная, всепрощающая… Каких только эпитетов не удостаивалась материнская любовь. О ней пишут книги, картины, снимают фильмы. Ее суть пытаются постигнуть философы, педагоги, социологи. Не остаются в стороне и психологи, утверждающие, что любовь матери является тем краеугольным камнем, на котором строится будущее счастье ее детей. Где же источник этой любви, как она рождается, растет и от чего зависит ее сила?

Начало

«Я беременна? Беременна… Беременна!!!» Примерно так в разных вариациях реагируют будущие мамочки на главную в их жизни новость – долгожданную или неожиданную, запланированную или случайную, первую или очередную. И именно с этого момента их жизнь становится количественно и качественно другой. Количественно оттого, что во внутреннем, сокровенном пространстве ее «Я», появилось пространство другого человека, с существованием которого надо не просто считаться, а возможно, перестроить всю жизнь, изменить все планы. Качественно – теперь женщина предстает в новом качестве – Матери, пока будущей.

В голове – радостно-тревожные мысли, страхи, ожидания. В теле – порой необычные, и далеко не всегда приятные ощущения. Странности во многом – поведении, вкусах, восприятии. Как метко выразилась одна будущая мамочка: «Как будто какая-то революция внутри меня произошла. И никогда ничего в жизни уже не будет по-старому».

Даже если ребенок желанный и долгожданный, грандиозность свершившегося события захватывает все помышления женщины, заставляя ее волноваться: «Как будет складываться дальше моя жизнь? Как будет протекать беременность? Что будет с моей карьерой? Буду ли я хорошей матерью?»

Знакомые вопросы, не правда ли? Не просто знакомые, а закономерные. Страх перед чем-то новым, до конца неизвестным, да еще подкрепленным кучей разнородной информации, — естественен. Если, конечно, кроме этих «беременных» волнений есть и другие эмоции. Хотя и они в большинстве своем связаны с собственным новым состоянием ожидания малыша. А как иначе? В мозгу у будущей матери формируется стойкая «доминанта беременности», которая начинает свою могучую психофизиологическую работу по обеспечению вынашивания плода, приводит организм в состояние готовности выносить и родить ребенка и создает особый, уникальный психологический настрой, свойственный только беременным женщинам. В самом начале беременности женщины становятся:

 — впечатлительными, да так, что могут легко впасть в панику от абстрактных рассуждений своего врача об осложнениях протекания беременности или от рассказа подруги о своих родах, а сцены из фильмов или новостей, резкое замечание начальника могут довести до слез;

— раздражительными до такой степени, что ощущение «ловушки тошноты, психов и слезливости», кажется, никогда не пройдет;

— одинокими оттого, что «никто не понимает моих беременных чувств».

Можно сказать, что в это время женщина становится сама чуть-чуть ребенком, который с удивлением и интересом смотри на мир, только фокус внимания у женщины не снаружи, а внутри, где только-только поселился и постоянно растет, меняется, развивается новый мир, новый микрокосмос.

Ощущение любви к ребенку пока индифферентное, часто смутное и какое-то совсем незнакомое. Будущая мама больше сосредоточена на осознавании собственных физиологических и психологических изменений, новых реакций души и тела. Однако это утверждение обычно верно для тех, кто носит первого ребенка. Опытные мамы, которым впечатления от беременности не внове, как правило, больше сосредотачиваются и прислушиваются именно к ребенку.

Туки-туки, мамочка

Второй триместр беременности более спокойный. Будущая мамочка меньше раздражается, полностью вживается в новое состояние и с каждый разом все ярче осознает свое положение.

Вместе с тем малыш развивается, и именно в этот период он начинает слышать биение сердца матери и сжимается в ответ на неприятные, резкие звуки. Как раз сейчас мамочка может «физически пообщаться» со своим чадом. Малыш активно предъявляет ей себя и нетерпеливо ждет обратной связи. Эти шевеления, толчки часто вызывают острые приступы нежности, восторга и умиления.

Возникает своеобразное «двойное Я», в котором «мой ребенок» — уже «не-Я», но одновременно еще «Я». Это смутное трудно передаваемое словами переживание выражается в особом, сугубо материнском восприятии своего ребенка, которое можно назвать словами «родной ребенок» (в смысле одновременности «Я» и «не-Я»). Этот период в жизни женщины имеет очень важный психологический и эволюционный смысл. В этот момент в самосознание женщины не только простраивается образ будущего ребенка, но и (что особенно существенно!) этот образ наполняется качественно особым чувственно-смысловым содержанием, которое можно характеризовать как «со-единство», «сроднение».
Именно теперь мамина любовь приобретает более четкие формы и наполняется новыми, неизвестными доселе эмоциями.

Благодаря все той же «доминанте беременности» женщины как бы замыкаются на себе, им все меньше интересно то, что находится за пределами их «беременного мира». Многим, наверное, знакомо чувство «отупения», невозможности сосредоточиться на сложных задачах, запомнить новую информацию и просто мыслить логически. Зато активизируется правое полушарие, воображение, творчество. Моя подруга, аспирантка, во время беременности слушать ничего не хотела о новых научных открытиях, но фигурки, колокольчики и картины из соленого теста у нее получались почти профессиональные.

Время идет, живот округляется, растет, ребенок все сильнее и чаще дает о себе знать, а женщина все острее ощущает себя мамой.

Мама, это я!

И вот свершилось оно, настоящее чудо! Малыш родился. Именно в момент родов материнские чувства – такие разные и противоречивые накаляются до предела. Эмоциональное состояние роженицы окрашено чувством особой радости, успокоения, умиротворяющей прострации. На лице сияет блаженная улыбка, женщины с восторгом всматриваются в лицо своего новорожденного ребенка. Как отметила одна молодая мама: «Когда мне сына, еще мокренького и красного положили на грудь, и я увидела его глаза, внутри что-то как будто взлетело, я не могла на него, теперь самого родного и любимого, насмотреться. Не ожидала ощутить в себе способность так сильно кого-то обожать». У кого-то немного по другому – любовь «накрывает» и на следующий день по приезду домой, и через месяц, и позже. При этом, и маме, и ребенку необходимо время для взаимной адаптации.

Любит – не любит?

А что, если любовь не настигла? Если «не хочу», «не нагулялась», «не прокормлю» и т.п. То есть, если ребенок постучался в жизнь не вовремя, по мнению матери?

Исследователи говорят, что большинство телесных симптомов и эмоциональных реакций будущих матерей, вынашивающих нежеланного ребенка принципиально отличаются от состояния мамочек, любящих своих чад еще в утробе. При этом реакции женщин прямо скажем противоположны. Одни  как бы игнорируют симптомы беременности, вытесняют ее из сознания как что-то мешающее жить, другие – реагируют противоположным образом (полны страхов, досады, часто описывают свое состояние как депрессивное).

И те, и другие бессознательно предпочитают не общаться с ребенком, позже и реже замечают его шевеления, при этом сам плод, как будто ощущая свою ненужность, обычно гораздо менее активен и общителен, чем желанное дитя.

Но и в этом случае возможно пробуждение материнских чувств. Кто-то, только увидев новорожденного малыша, может ощутить острое чувство любви. Кому-то нужно время на адаптацию. Кто-то просто привязывается к детям, автоматически выполняя свои родительские обязанности и не испытывая особенно приятных чувств.

И в основе большинства подобных проблемных отношений лежат собственные психологические проблемы, внутренние конфликты самих родителей (читай, матерей).

«Я не люблю своего сына»,  — призналась как-то на психологической консультации мама 6-летнего мальчика. По ее словам, материнская всепоглощающая любовь так ее и не посетила. «Я плохая мать», — с горечью, словно убеждая себя, повторяла она. Родила сына «по залету» в 19 лет. До последнего не хотела верить в то, что ждет ребенка. В итоге всю беременность провела в слезах и с ощущением того, что «чего-то не нужного, мешающего внутри», а родив, фактически «отдала» сына собственной матери, которая до сих пор, главным образом, о нем заботится. Кстати, нужно отметить, что и у нее с матерью никогда особо теплых чувств друг к другу не было. А в детстве, по ее словам, ей самой казалось, что она лишняя в жизни мамы.

По ходу совместной работы выяснилось, что такое самоустранение связано с чувством вины как перед собственной матерью за то, что «не была хорошей девочкой» и когда-то не оправдала ее ожиданий, так и перед ребенком, оставленным «в залог» молодой бабушке. Именно эти мысли она старательно себе внушала долгие годы. А свою любовь к сыну просто гнала от себя. Одно только осознание этого факта изменило многое в понимании мотивов своих поступков и отношениях с собственным ребенком. А каково же было ее удивление, что можно получать удовольствие от совместного общения с сыном, от похода в цирк, в кино вдвоем. Она заново открывала для себя собственного ребенка, которого она сама же и оттолкнула когда-то, но не ожидала от него такой благодарной и бескорыстной любви. «Я впервые испытала настоящее удовольствие от того, что сын называет меня мамочкой. Никогда не думала, что настолько дорога ему и как он становится все ближе и роднее мне». — призналась мать.

 Да-да, часто именно «недоданность» материнской любви и может быть преградой к нашей способности безусловно любить своих собственных детей просто за то, что они есть, считаться с их чувствами, позицией, характером.

Однако любовь, объединяющая двух людей, не рождается внезапно «из ничего», а является результатом их предыдущей жизни. Весь эмоциональный опыт человека, начиная чуть ли не с эмбрионального периода развития, влияет на формирование у него чувства любви, возникающего в зрелом возрасте. А материнство для женщины – это огромная школа бескорыстного чувства, влияющая на весь уклад ее жизни. Мы не рождаемся, а именно становимся, учимся быть хорошими матерями. При этом признаем, что допускаем ошибки в воспитании, учитываем этот фактор в процессе своей жизни и легко исправляем их без вины и сожалений. Мы двигаемся дальше просто потому, что четко знаем: стать матерью – это не значит изменить свою роль, а значит – расширить свои возможности.

Информацией поделилась педагог-психолог Петренко Е.А.